Владимир Ворошилов

«Когда начинается рекламная пауза в передаче, я умираю!» - сказал Владимир Ворошилов в одном из своих интервью, данных незадолго до смерти, в 90-е годы, подразумевая одно из самых любимых своих «детищ» - программу «Что? Где? Когда?». Он также посетовал, что, когда он говорит кому-либо об этом, его мало кто понимает. Хочется рассказать побольше о своих впечатлениях по поводу образа ведущего первого в мире интеллектуального казино – такого, каким он запечатлелся в 90-е в моём детском уме.

Во-первых, как показывает приведённое выше высказывание, Владимир Яковлевич буквально жил игрой. Пауза в игре означала для него паузу в жизни. Всё остальное – промежутки между съёмками, в которые он обдумывал, что можно ещё сделать в программе. В 90-е на «Что? Где? Когда?» в массовом порядке «накинулись» спонсоры. И Ворошилов воспользовался высоким рейтингом программы для, того, чтобы блистать интеллектом стало действительно выгодно. Однако его мечтой было, чтобы знатоки могли не только выигрывать деньги, но и проигрывать (!) свои. «Игра – это модель жизни. Пробуешь на игре то, что тебя интересует в жизни», - сказал как-то Владимир Яковлевич.

Во-вторых, некая подчёркнутая строгость и суровость, когда дело касалось формулировки ответа знатоков. Помню, как даже чётко выраженная мысль, но упущенная деталь воспринималась как неправильный ответ. Также нередко как отрицательный воспринимался ответ без объяснения «почему?». Для особо спорных и сложных случаев в 90-е годы стали прибегать к помощи авторитетного юриста – Михаила Барщевского. После одного из вопросов, где звучала крылатая фраза «Платон, ты друг, но истина дороже» Барщевский часто разрешал споры в пользу телезрителей, подставляя в это высказывание имя возмущавшегося знатока. И что удивительно, каждый раз после неё все смеялись, как будто шутка звучала в первый раз.

В-третьих, некий ореол таинственности. Ведущий оставался за кадром, кроме тех случаев, когда выходил играть со знатоками раунд «зеро». Конечно, эта традиция была всего лишь случайностью, связанной с пережитками советского периода. Но, тем не менее, и имиджу ведущего, и программе в целом это оказалось даже на руку. Равно как и утверждение о том, что «это интеллектуальное казино - единственное место в мире, где каждый может заработать деньги своим собственным умом».

Ворошилов, что? где? когда?

Впрочем, это изобретение Ворошилова под названием «Что? Где? Когда?» и пользовалось в 90-х столь бешеной популярностью, по-моему, благодаря столь противоречивому имиджу ведущего или, как его ещё называли, крупье. Позволю себе поэтому поспорить с утверждением, звучавшем одной известной рекламке того же периода («имидж – ничто»). Для шоу имидж значит очень многое. Но вот беда – тем, что в итоге получилось, Ворошилов в конце своей жизни был уже недоволен. Он говорил, что программа уже изжила себя и что погубили её деньги. «Первой ошибкой стало то, что мы начали играть на деньги», - сказал однажды Владимир Яковлевич.

Вот почему Владимир Ворошилов так и остался для меня загадкой. И почему-то разгадывать её до конца не хочется.

Источник: 90ie.ru
Автор: Кирилл Жихарев