«Мне сегодня приснилось, что Рамона родила. От Луиса Карвалана». Эта шуточка одного из известнейших российских юмористов лишний раз подтверждает ту невероятную популярность, которую имело в 90-х латиноамериканское «мыло». В действительности, мы жили от серии до серии, искренне переживали за героев… Сейчас даже смешно вспоминать, как обсуждали это на полном серьёзе в школе, как обменивались мнением: что будет дальше? Кто поступил правильно, а кто – подло и гадко.

Моё сознательное детство (рождён в 83-м) началось с середины сериала «Богатые тоже плачут». Сюжет помню смутно, но очень хорошо - главную героиню Марианну, которую сыграла Вероника Кастро, ставшая тогда любимицей на всём постсоветском пространстве (что интересно, на родине такой популярности у неё не было и близко!).

Богатые тоже плачут

Так вот, о Марианне помню сейчас, что очень страдала бедняжка, боролась с жизненными трудностями и… ну конечно же, за большую и чистую любовь! Помню даже, что возлюбленного звали Луис Альберто (имя нарицательным скоро стало!), что она вроде как потеряла ребёнка (или отдала)… Сильно переживал. И вроде как тягостно было, когда повторялось одно и то же, когда сюжет почти не развивался из-за предсказуемых «недоразумений»… Но ведь тянуло к экрану! И ладно мама смотрела: красивая жизнь Запада – всё это было жутко интересно тем, кто прожил всё время при «железном занавесе» и такого не видел никогда. Но я?! Наверное, интересно было окунуться вот так в мир взрослой жизни и тоже как бы проживать с ними другую, «виртуальную».

Потом была «Просто Мария».

Просто Мария

История девушки из провинции, приехавшей покорять «высший свет». Намного отчётливее помню сюжет: на неё было четыре претендента. Как же их… Хуан Карлос, Артуро д`Анхеле, Рафаэль и Виктор (только он был намного старше). Вроде как последний выгоднее смотрелся, а другие были такие себе, нормальные дядьки, но она их не любила и поочерёдно давала «от ворот поворот». Помню, в школе мне даже одноклассник загадку загадал:
Морда овечья,
Ж…а человечья,
Тридцать лет страдает –
Как его называют?
Ответ – Виктор Карено, конечно. Добился он своего вроде как. Но отчего-то смысл её выбора как-то смутно был понятен.

К «Дикой Розе» относились мы уже намного более критично.

Дикая роза

Вся эта надуманность предсказуемость – ах, как иронизировали мы над ней! Но ведь смотрели. Преданно, стабильно. Впрочем, интересно было, как показана любовь «дикарки» с представителем более «высокого» круга (вот что вообще не вписывалось в детское мировоззрение: какой такой круг? Какие сословия?!). И любопытные были казусы с близнецами, Риккардо и Рохелио. А как же жутко было, когда Рохелио её не признал, когда она через забор перелезла, а она его за Риккардо приняла! И как же нервничал из-за того, что Роза потом даже выслушать его не хотела! Смешно сейчас, да. Но ведь сделали же как-то, что и взрослые люди всерьёз испытывали эти эмоции.

Из других латинских сериалов 90-х помню лучше всего «Тропиканку», «Секрет тропиканки» и «Новую жертву». Причём первый сериал смотрелся как-то так легко и интересно, даже сейчас бы посмотрел несколько серий. Думаю, «фишкой» было то, что почти все герои были положительными. Ну а «Новая жертва», как по мне, - это и вовсе уникальнейший сериал был – детективное мыло, шутка ли! Да, шоком было, что интрига почти до конца сохранялась, кто ж этого убивает одного за другим героев, связанных с каким-то событием. Некто Улисс, помнится, сначала вроде как погиб при взрыве, но потом оказался живым и как раз был убийцей.

Сериалы очень любили, ненавидели, обсуждали, ругали… Но никто не был равнодушен. А когда случился ненадолго захват «Останкино», Михаил Задорнов рассказывал, как одна женщина в ужасе воскликнула: «Это что ж мы – больше «Марию» не увидим?!» Вывод сатирика был остроумен, как всегда: «Я понял, почему наш народ отстоял Останкино».

Да, все мы, дети 90-х, смотревшие сериалы, в какой-то мере стали их «новыми жертвами».

Источник: 90ie.ru
Автор: Кирилл Жихарев